Лента новостей

11:57
Как повлеяет отставка Шлапака на судьбу Приватбанка
11:28
Крымчанка выразила готовность возглавить Мининформполитики
10:46
Оппоблок вступился за Гужву
10:16
Ахметов и Новинский будут выращивать орехи
17:33
Геращенко рассказала подробности встречи Порошенко и Макрона
16:44
Помощница нардепа Полякова любит роскошную жизнь, а теперь попала в СИЗО
16:31
Тайная персона Линько
16:11
Князев сообщил, что полиция разоблачила 299 наркопритонов
15:27
Шлапак подал в отставку
15:10
Выгодная сделка Тигипка и Мартыненка
14:28
Гройсман считает, что Семенеченко сотрудничал с РФ
14:19
Названо самых коррумпированых депутатов облсоветов
14:07
На киевский офис ВО "Батькивщина" планировалось нападение
13:47
Продан должен поддержать малый и средний бизнес в Украине
13:07
В КГГА рассказали, когда киевляне получат горячую воду
12:34
Скоро Гужва будет на свободе
12:07
Гройсман отметил противоречивость в действиях Балчуна
11:55
Лещенко рассказал подробности разоблачения Розенблата-Полякова
11:30
Мельничук предложил Киве застрелиться
11:13
Укрзализныця продала Пинчуку и Ахметову лом на чверть миллиона
Все новости
» » Ельченко: Весь мир заинтересован в нормальных отношениях США и РФ

Ельченко: Весь мир заинтересован в нормальных отношениях США и РФ

Украина завершила свое председательство в Совете безопасности ООН и передала это право Великобритании. За время украинского председательства в феврале Совбез провел экстренное заседание из-за обострения ситуации в Авдеевке, затем принял инициированную Украиной резолюцию о защите объектов критической инфраструктуры, а позже провел открытые дебаты по вопросу конфликтов в Европе. Посол Украины в ООН ВЛАДИМИР ЕЛЬЧЕНКО в интервью "Апострофу" рассказал, чего удалось добиться государству за этот месяц, доволен ли он новым Постоянным представителем США в ООН Никки Хейли и каковыми должны быть дальнейшие дипломатические усилия Украины на пути к урегулированию конфликта вокруг Донбасса и Крыма. Вспомнили и об отношениях с Виталием Чуркиным.

 

- В прошлом месяце Украина председательствовала в Совете Безопасности ООН. Украинское постоянное представительство предложило коллегам собственные тематические дискуссии и соответствующие резолюции о защите объектов критической инфраструктуры и урегулировании конфликтов в Европе. Какие у вас впечатления от их рассмотрения?

- Мы заранее начали подготовку к председательству, поэтому все происходило согласно тем планам, которые мы по графику сами для себя определили. Это уже традиция в Совете Безопасности в течение последних лет, каждый председательствующий выносит вопросы, которых нет в постоянной повестке дня Совета Безопасности, но которые вызывают интерес и имеют ценность с точки зрения мандата СБ. Понятно, что для нас важным был вопрос конфликтов в Европе, именно в контексте российско-украинского конфликта, Крыму и так далее.

 

А второй вопрос – защита объектов критической инфраструктуры – это была тема, построенная на нашем опыте. Мы проводили подготовительное заседание еще в прошлом году по подобной тематике, и после этого к нам обращались многие партнеры из других стран с предложением, почему бы не провести заседание Совета Безопасности по этой теме и не принять соответствующее решение. Собственно, нам удалось разработать достаточно подробную резолюцию, которая и была одобрена всеми членами Совета Безопасности и получила 15 голосов "за". Это своеобразный кодекс поведения государств в контексте противодействия и предотвращения террористических нападений или угроз в отношении объектов критической инфраструктуры. У нас были интересные докладчики по этому вопросу из Интерпола, Международной морской организации, из ОЗХО. Нам удалось привлечь таких специалистов, которые, как правило, в Совете Безопасности не выступают, и было очень интересно услышать их мнение. Едва ли не на следующий день после принятия этой резолюции состоялось и заседание СНБО Украины, которое одобрило аналогичную программу действий для Украины, в которую фактически полностью был имплементирован текст резолюции Совета Безопасности ООН. Итак, это была польза как для ООН, так и для других стран, и собственно для нас.

 

Я бы еще отметил такой аспект нашего председательства – это появление вопросов, которые сфокусированы на украинской тематике и которых мы не предвидели. Месяц февраль фактически начался с рассмотрения ситуации на Донбассе, это было 2 числа. И это была первая возможность для делегации США во главе с новым постпредом выразить очень четкую и твердую позицию новой администрации США по ситуации между Россией и Украиной, включая позицию относительно Крыма. Кроме того, мы заслушали отдельный брифинг – приоритеты австрийского председательства в ОБСЕ. Так вот, львиная доля дискуссии и собственно доклад министра иностранных дел Австрии г-на Себастьяна Курца касались именно Украины. И еще у нас была так называемая итоговая сессия в последний день председательства. Некоторые делегации в СБ инициируют такую итоговую дискуссию, чтобы оценить работу Совета Безопасности за месяц. Было приятной неожиданностью, что сразу несколько членов Совета обратились снова к украинской тематике; например, США, Великобритания, Франция, Япония сделали ссылки на свои предыдущие заявления и осуждения российской агрессии и другие принципиальные моменты. Так что месяц вышел с украинским акцентом не только в плане председательства, но и в плане фокуса именно на украинскую проблематику.

 

- Все-таки основные дивиденды – это эти дискуссии для Украины или какие-то имиджевые достижения?

- Конечно, об имиджевом достижении нельзя забывать, тем более что мы получили очень высокую оценку нашего председательства. Я специально выписал из некоторых писем благодарности, которые мы получили: "элегантное, безупречное, мастерское председательство". Это приятно, и эти слова касаются не только украинской делегации в ООН, но и самой Украины. Мы доказали, что те опасения, которые были еще 1,5 года назад и очень активно распространяла Россия перед нашим избранием в Совет Безопасности, что "если Украину изберут, это будет страна одного вопроса", то есть кроме собственных проблем мы в Совете делать ничего не будем, - были безосновательными. Мы доказали, что, не забывая, конечно, о собственных проблемах, мы готовы нести коллективную ответственность за безопасность, как и все другие члены Совета Безопасности. Кроме этого, с проведением дискуссии о конфликтах в Европе именно вопрос не закрывается, мы сейчас готовим итоговый документ, который, возможно, будет одобрен Советом Безопасности или по крайней мере останется в "файлах" Совета.

 

- Как вы можете прокомментировать обвинения некоторых украинских политиков, которые сейчас не занимают официальных должностей, мол, руководство Украины не использовало председательство в Совете Безопасности ООН для того, чтобы представить требования Киева и предложить план относительно Крыма или Донбасса. В частности, приводят пример президента Сербии Томислава Николича, который выступал по Косово в стенах ООН. Насколько такие упреки уместны и оправданы, по вашему мнению?

- Я понимаю мотивы тех людей, которые это делают, потому что, во-первых, никто не говорил, что само по себе членство в Совете Безопасности решит все наши вопросы. Я наоборот сам говорил в течение прошлого года, что не надо думать, что нахождение Украины в Совете Безопасности само по себе урегулирует конфликт на Донбассе и вернет Украине Крым. Другое дело, что мы получили мощную трибуну, которую мы используем активно, и в течение февраля мы в этом убедились. Но не забывайте о том, что за одним столом с нами сидит русская делегация, это страна, которая имеет право вето. И если даже все остальные захотели бы, мы прекрасно понимаем, что Россия заблокирует любое решение, которое было бы способно быстро урегулировать ситуацию. Не было бы России с вето, то все было бы совсем по-другому. Я не склонен разделять мнение, что мы не использовали свое председательство. Наоборот, мне кажется, что именно месяц нашего председательства показал, что Украина имеет мощную поддержку, ведь речь идет не только о том, что мы говорим, а о том, что мы слышим от других стран.

 

- Недавно господин Климкин выступал за ограничение права вето России в Совбезе. Ранее вы отмечали, что лишение права вето практически невозможно, потому что другие постоянные члены Совбеза не откажутся от такого права, это не в их интересах. Итак, к вам вопрос: можно ли лишить или ограничить в праве вето только Москву как участника конфликта на Донбассе, помня, что, согласно с Минскими договоренностями, она не является стороной конфликта?

- На сегодня, это - маловероятно. Да, статья 27 устава ООН, которая говорит очень общо о том, что страна, которая является стороной спора, не принимает участия в рассмотрении соответствующего вопроса в СБ. То есть Россия вроде должна отойти в сторону и не участвовать в любых решениях относительно Украины. Но давайте не будем забывать о том, что Россия категорически отвергает то, что она является стороной конфликта. На любое решение против себя, конечно, Россия наложит вето. Кроме того, следует учитывать, что право вето или есть у всех или его нет ни у кого. Мы далеки от иллюзий, что в нынешних реалиях право вето удастся отменить вообще. Но речь идет об ограничении права вето и о четком соблюдении тех требований Устава ООН, которые регулируют этот вопрос. Есть две страны из постоянной пятерки – это Великобритания и Франция, которые, если я не ошибаюсь, с 1989 года ни разу свое право вето не применяли. И есть инициатива Франции, но эта инициатива добровольная, что страны-члены пятерки должны добровольно отказаться от своего вето, если речь идет об ужасных массовых злодеяниях, как геноцид, преступления против человечности и военные преступления. Но, опять-таки, сейчас рассчитывать, что Россия признает, что она совершила такие преступления против Украины, не приходится. Но поднимать этот вопрос можно и необходимо, и мы это делаем. Вот и все.

Похожие публикации

Наверх