Лента новостей

23:29
СМИ: Белый дом заморозил помощь Украине на 100 млн долларов.
20:17
Шесть основных решений заседания СНБО
14:26
В бизнесе нужно выбирать надежного партнера, - Игорь Мазепа
14:19
Для жителей ОРДЛО и Крыма отменили самоизоляцию и ПЦР-тесты на коронавирус
13:57
"Прости, Байден, но Путину глубоко по барабану", - The New York Times
13:00
Зеленский провел телефонный разговор с Премьер-министром Израиля
19:01
Мазепа раскрыл залог успеха коттеджного городка GoodLife Park
18:55
Переговоры Байдена и Путина завершились
18:52
Кабмин утвердил спецплан по вступлению Украины в НАТО
18:46
Правительство продлило карантин в Украине до 31 августа 2021
18:25
Мазепа рассказал, почему инвестирует именно в загородную недвижимость
21:26
«Совместный успех Украины и США – удар по России», – Павел Климкин
21:20
Рябошапка назвал способ договоренности между Ермаком и Джулиани явно непрозрачными и теневым
21:16
Вместо большой вакцинации сделали большое строительство, - Данилюк
18:00
Данилюк призвал не реагировать на заявления о том, что Украина может стать разменной монетой между Россией и НАТО
17:50
ФБР разработало анонимный мессенджер для выявления и задержания преступников
17:37
У власти у нас слабые люди, поэтому нет результатов, - Данилюк
17:29
В Украине ускоряется инфляция
16:28
Данилюк заявил, что Украине после вступления в НАТО будет проще защищать себя
22:22
В Офисе Президента рассказали подробности разговора Зеленского с Байденом
Все новости
» » Кравчук не исключает третий Майдан

Кравчук не исключает третий Майдан

С момента провозглашения так называемой АТО прошло уже три года. Новости о раненых и погибших уже не являются первыми в телевизионных сюжетах. Война стала обыденностью. Но как бы  все выглядело, назови власть на законодательном уровне войну — войной?

 

— Есть немало причин, почему наша власть не назвала войну войной. Я считаю, что основная состоит в том, что украинская власть до сих пор не готова по правде назвать события, происходящие на востоке страны. Иными словами, власть не готова взять на себя ответственность и назвать настоящие причины всего происходящего.

— Это очевидно, но чему так происходит, на ваш взгляд?

— Анализируя события, делаю вывод, что власть не убеждена в том, что, назвав все своими именами, не начнется широкомасштабная война с Россией. Именно поэтому вокруг данной темы происходят всевозможные инсинуации и недоговоренности. Все это, бесспорно, играет на руку российской власти, являющейся агрессором и ведущей реальную войну против Украины. Разве что в этой войне не задействована авиация.

— Еще этого не хватало!

— Констатирую сухой факт. Не нужно быть большим военным экспертом, чтобы понимать, какие виды вооружения сегодня применяются. Это и танки, и ракеты… Но ключевой акцент иной. Судя по всему, прекрасно понимая интересы России, некоторые представители бизнеса и хлопцы с востока Украины прилагают максимум усилий для того, чтобы не называть вещи своими именами, а конкретно — войну войной.

Если у нас нет войны, то у нас остаются совершенно другие взаимоотношения с Россией.

— Конкретизируйте, пожалуйста.

— Скажем, у нас сохраняются дипломатические отношения. А вот термин «война» — это определение категорий. Это крайне важно, поскольку категории определяют содержание и демонстрируют то, что на самом деле происходит на Донбассе.

— Власть — это, согласитесь, абстрактно. Возьмем конкретно парламент. Многие депутаты бьют себя в грудь, называя патриотами. Почему же до сих пор мы не видим законодательных инициатив касательно урегулирования отношений с временно оккупированными территориями и т.д.?

 

— Существует конституционное обязательство Верховной Рады принять закон в соответствии со сложившейся ситуацией. Это — Закон «Об основах внешней и внутренней политики». Почему народные депутаты не выполняют прописанные в Конституции полномочия — огромнейший вопрос.

— Кому его адресовать: разношерстому депутатскому корпусу?

— А кто, кроме депутатов, должен это сделать!?

— Какую роль тут может сыграть народ?

— Народ если тут и может как-то повлиять, то либо через референдум, либо через революцию. Другого пути для народа я не вижу. Не знаю, есть ли сегодня в Украине такая возможность. Это, во-первых. А во-вторых, открытым остается вопрос, принесло бы это сейчас пользу нашей стране, учитывая ситуацию, в которой мы оказались?

Если говорить о референдуме, я бы такую идею поддержал. Огласить плебисцит и поставить вопрос о том, как люди видят на данный момент отношения с Россией, как оценивают действия Украины в условиях агрессии и какие существуют эффективные методы по защите суверенитета, независимости и территориальной целостности. А вот к революции я не призывал бы, поскольку она пожирает не только врагов, но и собственных детей. Для Украины это было бы чрезвычайно опасно.

А вам не кажется, что, даже без учета ситуации с Крымом и Донбассом, мы стали вынужденными зрителями какого-то остросюжетного триллера, если не сказать — фильма ужасов? При этом из зала, увы, выйти нельзя.

— Согласен. На сложившуюся ситуацию я смотрю как и все украинцы, которые искренне любят свою землю, свой народ… Лично я на все происходящее смотрю с колоссальной тревогой, потому что из опыта знаю: ситуацию могут использовать отнюдь не в наших интересах. Поэтому для меня этот вопрос крайне болезненный. Нам необходимо использовать все существующие спасительные круги, в том числе преобразования, именуемые реформами.

 

— Судя по вялым телодвижениям, власть не спешит делать то, о чем вы говорите. Но ситуация сейчас такова, что в обществе накал агрессии, а у многих людей есть оружие. Не хотелось бы быть плохим пророком, но риск вооруженной вспышки реален?

Люди, конечно же, могут применить оружие, несмотря на то, что его незаконное использование запрещено. Я общаюсь с людьми, находящимися сейчас на востоке Украины. Они мне тоже говорят о том, что если власть не будет мыслить системно и сознательно, то действительно существует угроза того, что, к сожалению, народ может прийти на Майдан уже не с голыми руками. Этого мне очень и очень не хотелось бы.

— То есть третий Майдан вы не исключаете. К каким последствиям он может привести?

— Быть или не быть третьему Майдану — зависит от действий нынешней власти. Справедливость и ответственность — это ключевые вопросы к власти. А Конституция? Она может быть конституцией буквы, а может быть конституцией духа.

 

Нельзя больше шутить с народом! Необходимо прекратить демагогию и говорить конкретно: сегодня мы сделали то, завтра сделаем другое, послезавтра третье и так далее. При таком подходе возникает гарантия, что взрыв, о котором мы говорили, может не произойти. А если этого не будет длительное время… Что тут сказать? Вы правильно сказали, что у народа по отношению к власти сейчас не просто невосприятие, а ненависть.

Главный вопрос, когда преисполнится чаша терпения — это уровень жизни народа. Если народ будет видеть, что власть справедлива, он будет терпеть дальше. В противном случае, народ будет бунтовать.

— Досрочные выборы могли бы сейчас разрядить напряжение и привнести качественные изменения?

— Не думаю, что досрочные выборы сегодня являются необходимы «тут и сейчас». А вот что необходимо, так это прекратить восхищаться несуществующими успехами и четко определить, что, кто и как на своем посту делает полезного для Украины. Если власть не придет к осознанию этого, народ может выдвинуть любые условия. В том числе, проведение досрочных выборов. Сегодня, несмотря на то, что народ недоволен действиями власти на всех уровнях, время еще не потеряно. В целом, в крайне сложных военно-политических условиях, досрочные выборы сейчас опасны.

Похожие публикации

Наверх